Книга Шпоры на кроссовках. Содержание - Олег Николаевич Верещагин Шпоры на кроссовках. Шпоры на кроссовках


Олег Верещагин - Шпоры на кроссовках читать онлайн

Олег Николаевич Верещагин

Шпоры на кроссовках

Учитель: – Дети, кто взял Бастилию?

Вовочка: (возмущённо) – Марь Иванна, я не брал!!!

Директор: (успокаивающе) – Ну что вы беспокоитесь, поиграют и вернут…

Из анекдота.

Пролог:

Странствующий рыцарь.

Кто сказал, что дважды два – четыре?!

Наглая ложь, как "я больше не буду!" первоклассника. Четыре – это "четыре", вполне самостоятельная и приятная для взгляда на мир оценка. А дважды два – это два раза по два и сколько не умножай, сколько не рассказывай родителям о математических правилах, заученных и тобой и ими ещё в первом классе – их отношение к произошедшему не изменится.

Своё собственное, впрочем, тоже. Если тебе тринадцать лет – недостойно обманывать себя разной отвлечённой фигнёй и сетовать на несправедливость учителей. Нужно мужественно стиснуть зубы, придти домой, выложить на стол дневник и принять неизбежное. Сурово и спокойно.

Хорошо, что родители вернутся только вечером. Но вечером-то что будет!!! Подумать страшно. Начнётся разбор полётов по полной программе. Непременно припомнят, что третья четверть – решающая (как и все остальные!) и начинать её так – недостойно сына интеллигентных родителей. Мда. Под вопросом окажется и пользование игровой приставкой, и дискотека в школе на 23 февраля, которое объявили наконец-то выходным днём. (И правильно, а то что выходило – 8 марта разные там двенадцатилетние соплюшки пищат о "женском дне", а День Защитников Отечества – фиг вам, мальчики, не доросли ещё!)

Нет, но он и правда не виноват! Первые "пары" с начала года! Другие по стольку в неделю таскают, а тут… Да и как он их схватил?! Недоразумение и печальное стечение обстоятельств! По алгебре его спрашивали на прошлом уроке – значит, просто по логике не могли спросить сегодня! Но откуда у взрослых логика, одни эмоции… И если бы ещё сказали, что он потратил время, отпущенное на домашнее задание, на разную ерунду, так ведь нет. Читал серьёзную книгу "Сто великих битв"! А уж география – вообще издевательство. Подавай училке объём воды, который реки Южной Америки в океан выносят. И высоту водопада Анхель. Лучше бы спросила, почему у водопада такое название – "Ангел" по-немецки. Он бы рассказал, как в 20-е годы теперь уже прошлого ХХ века немецкий лётчик Анхель, пролетая над джунглями, увидел воду, падающую с неба…

Здорово. Он прикрыл глаза и представил себя в кабине старинного самолёта. Внизу – зелёный ковёр джунглей, ветер свистит в ушах (кабины тогда были открытые). И вдруг – доннерветтер![1]

– Мальчик, смотри, куда идёшь.

Вздохнув, Колька Вешкин обиженно посмотрел вслед удаляющейся женщине в пальто с поднятым меховым воротником. Скучные люди – эти взрослые. Особенно – девчонки. Наверное, эта тётка и в двенадцать лет мечтала о таком вот пальто. И никогда не пыталась представить себе, как медленно рушатся вниз, в джунгли, белопенные каскады водопада с красивым названием Анхель. Даже обидно, что тот находится на континенте, за который Колька схватил сегодня "пару".

День был серый, совсем не зимний. С крыш капало, солнце на небе не просматривалось, снег пожух и покрылся чёрной сыпью. На дороге хлюпала всем известного цвета каша из песко-соляной смеси и растаявшего льда. А впереди просматривались ещё два с половиной месяца моральной пытки школой. Кольке захотелось сбросить рюкзак и попинать его ногами – просто так, для разрядки. Вместо этого он хмуро вздохнул, вжикнул молнией куртки, расстегнул её донизу и, сунув руки в карманы, зашагал по местами расчищенному тротуару домой.

С районного базарчика, который по выходным бодро шумел на площади Красногвардейцев, а в остальные дни – глухо бухтел, расползались неспешно последние торговцы. Давно разъехались на своих машинах с прицепами "зубрёнок" те, кто торгует вещами и бытовой химией. Укатили фургоны-"газели" торговцев электроникой и продуктами. Самыми стойкими оставались бабульки глубоко пенсионного возраста, сейчас и тащившие по раскисшему снегу свои поставленные на салазки детские коляски, набитые всякой ерундистикой. Для них базар – не столько средство добыть деньги (у многих из них пенсия больше, чем зарплата у колькиных родителей!), сколько место общения. Такой клуб – людей посмотреть, себя показать. Бабулек Колька не любил – они критически относились к молодёжи, подозревая её огульно в намерении бесплатно поживиться с лотков. Куда больше ему нравились небритые весёлые дедки, сшибающие на бутылку продажей разной механической и самоделковой мелочи, но эта публика по будням на базарчике почти не появлялась…

Через рынок идти было короче – вдоль основного ряда, направо, потом – в калитку, которая выводит к задней стенке магазина, а там – обогнуть этот магазин и окажешься прямо во дворе девятиэтажки. Колька так и сделал – свернул.

На пустых прилавках и между ними лежали клочки бумаги, яркие обёртки, полиэтиленовая плёнка. У дальнего конца ряда ещё переминались с ноги на ногу полдюжины продавщиц сигарет и прочих спичек с зажигалками, курили два дворника – перед тем, как приняться за уборку. Сразу за поворотом занимались тем же самым трое пацанов постарше Кольки – они было уставились на мальчишку с нехорошим интересом, но Колька хладнокровно прошёл между ними и не попытался оглянуться, когда сзади закашлялись и мокро чавкнул снег. На таких по пояс резиновых решительное поведение действует безотказно. Конечно, всегда существует опасность, но сворачивать из-за этого с выбранных путей… да ни финты подобного!

Несмотря на мятущуюся по поводу двоек душу, Николай Вешкин был весьма решительным молодым человеком.

Казалось, между двумя рядами навесов уже наступил вечер, хотя до сумерек оставалось ещё часа два, а до настоящего вечера – и того больше. Колька покатил перед собой банку "туборга" и совсем некстати подумал, что страшно соскучился по футболу. Скорей бы уж сошёл снег из дворовой "коробки" и подсохла земля… А то зима – это какой-то мёртвый сезон. Особенно такая, когда даже на коньках не покатаешься. То ли зима, то ли уже весна наступила – и не поверишь, что неделю назад морозы были под тридцать!

Как всегда – не вовремя. Нафик они на каникулах-то?!

– Пацан, может, купишь чего?

Колька так убедил себя, что кругом пусто – даже вздрогнул от этого сов-сем близко раздавшегося голоса и повернулся в его сторону.

Припозднившийся торговец оказался без претензий – как раз из тех самых мужиков, про которых думал Колька, сворачивая на рынок. Он разместил свой товар прямо на земле – на разорванной по швам коробке из-под бананов – и сам пристроился рядом на брезентовом рыбацком стульчике. Сидел, надвинув на лицо колхозный брезентовый же плащ с капюшоном и вроде даже и не смотрел в сторону мальчика.

libking.ru

Шпоры на кроссовках. Содержание - Олег Николаевич Верещагин Шпоры на кроссовках

Олег Николаевич Верещагин

Шпоры на кроссовках

Учитель: – Дети, кто взял Бастилию?

Вовочка: (возмущённо) – Марь Иванна, я не брал!!!

Директор: (успокаивающе) – Ну что вы беспокоитесь, поиграют и вернут…

Из анекдота.

Пролог:

Странствующий рыцарь.

Кто сказал, что дважды два – четыре?!

Наглая ложь, как "я больше не буду!" первоклассника. Четыре – это "четыре", вполне самостоятельная и приятная для взгляда на мир оценка. А дважды два – это два раза по два и сколько не умножай, сколько не рассказывай родителям о математических правилах, заученных и тобой и ими ещё в первом классе – их отношение к произошедшему не изменится.

Своё собственное, впрочем, тоже. Если тебе тринадцать лет – недостойно обманывать себя разной отвлечённой фигнёй и сетовать на несправедливость учителей. Нужно мужественно стиснуть зубы, придти домой, выложить на стол дневник и принять неизбежное. Сурово и спокойно.

Хорошо, что родители вернутся только вечером. Но вечером-то что будет!!! Подумать страшно. Начнётся разбор полётов по полной программе. Непременно припомнят, что третья четверть – решающая (как и все остальные!) и начинать её так – недостойно сына интеллигентных родителей. Мда. Под вопросом окажется и пользование игровой приставкой, и дискотека в школе на 23 февраля, которое объявили наконец-то выходным днём. (И правильно, а то что выходило – 8 марта разные там двенадцатилетние соплюшки пищат о "женском дне", а День Защитников Отечества – фиг вам, мальчики, не доросли ещё!)

Нет, но он и правда не виноват! Первые "пары" с начала года! Другие по стольку в неделю таскают, а тут… Да и как он их схватил?! Недоразумение и печальное стечение обстоятельств! По алгебре его спрашивали на прошлом уроке – значит, просто по логике не могли спросить сегодня! Но откуда у взрослых логика, одни эмоции… И если бы ещё сказали, что он потратил время, отпущенное на домашнее задание, на разную ерунду, так ведь нет. Читал серьёзную книгу "Сто великих битв"! А уж география – вообще издевательство. Подавай училке объём воды, который реки Южной Америки в океан выносят. И высоту водопада Анхель. Лучше бы спросила, почему у водопада такое название – "Ангел" по-немецки. Он бы рассказал, как в 20-е годы теперь уже прошлого ХХ века немецкий лётчик Анхель, пролетая над джунглями, увидел воду, падающую с неба…

Здорово. Он прикрыл глаза и представил себя в кабине старинного самолёта. Внизу – зелёный ковёр джунглей, ветер свистит в ушах (кабины тогда были открытые). И вдруг – доннерветтер![1]

– Мальчик, смотри, куда идёшь.

Вздохнув, Колька Вешкин обиженно посмотрел вслед удаляющейся женщине в пальто с поднятым меховым воротником. Скучные люди – эти взрослые. Особенно – девчонки. Наверное, эта тётка и в двенадцать лет мечтала о таком вот пальто. И никогда не пыталась представить себе, как медленно рушатся вниз, в джунгли, белопенные каскады водопада с красивым названием Анхель. Даже обидно, что тот находится на континенте, за который Колька схватил сегодня "пару".

День был серый, совсем не зимний. С крыш капало, солнце на небе не просматривалось, снег пожух и покрылся чёрной сыпью. На дороге хлюпала всем известного цвета каша из песко-соляной смеси и растаявшего льда. А впереди просматривались ещё два с половиной месяца моральной пытки школой. Кольке захотелось сбросить рюкзак и попинать его ногами – просто так, для разрядки. Вместо этого он хмуро вздохнул, вжикнул молнией куртки, расстегнул её донизу и, сунув руки в карманы, зашагал по местами расчищенному тротуару домой.

С районного базарчика, который по выходным бодро шумел на площади Красногвардейцев, а в остальные дни – глухо бухтел, расползались неспешно последние торговцы. Давно разъехались на своих машинах с прицепами "зубрёнок" те, кто торгует вещами и бытовой химией. Укатили фургоны-"газели" торговцев электроникой и продуктами. Самыми стойкими оставались бабульки глубоко пенсионного возраста, сейчас и тащившие по раскисшему снегу свои поставленные на салазки детские коляски, набитые всякой ерундистикой. Для них базар – не столько средство добыть деньги (у многих из них пенсия больше, чем зарплата у колькиных родителей!), сколько место общения. Такой клуб – людей посмотреть, себя показать. Бабулек Колька не любил – они критически относились к молодёжи, подозревая её огульно в намерении бесплатно поживиться с лотков. Куда больше ему нравились небритые весёлые дедки, сшибающие на бутылку продажей разной механической и самоделковой мелочи, но эта публика по будням на базарчике почти не появлялась…

Через рынок идти было короче – вдоль основного ряда, направо, потом – в калитку, которая выводит к задней стенке магазина, а там – обогнуть этот магазин и окажешься прямо во дворе девятиэтажки. Колька так и сделал – свернул.

На пустых прилавках и между ними лежали клочки бумаги, яркие обёртки, полиэтиленовая плёнка. У дальнего конца ряда ещё переминались с ноги на ногу полдюжины продавщиц сигарет и прочих спичек с зажигалками, курили два дворника – перед тем, как приняться за уборку. Сразу за поворотом занимались тем же самым трое пацанов постарше Кольки – они было уставились на мальчишку с нехорошим интересом, но Колька хладнокровно прошёл между ними и не попытался оглянуться, когда сзади закашлялись и мокро чавкнул снег. На таких по пояс резиновых решительное поведение действует безотказно. Конечно, всегда существует опасность, но сворачивать из-за этого с выбранных путей… да ни финты подобного!

Несмотря на мятущуюся по поводу двоек душу, Николай Вешкин был весьма решительным молодым человеком.

Казалось, между двумя рядами навесов уже наступил вечер, хотя до сумерек оставалось ещё часа два, а до настоящего вечера – и того больше. Колька покатил перед собой банку "туборга" и совсем некстати подумал, что страшно соскучился по футболу. Скорей бы уж сошёл снег из дворовой "коробки" и подсохла земля… А то зима – это какой-то мёртвый сезон. Особенно такая, когда даже на коньках не покатаешься. То ли зима, то ли уже весна наступила – и не поверишь, что неделю назад морозы были под тридцать!

Как всегда – не вовремя. Нафик они на каникулах-то?!

– Пацан, может, купишь чего?

Колька так убедил себя, что кругом пусто – даже вздрогнул от этого сов-сем близко раздавшегося голоса и повернулся в его сторону.

Припозднившийся торговец оказался без претензий – как раз из тех самых мужиков, про которых думал Колька, сворачивая на рынок. Он разместил свой товар прямо на земле – на разорванной по швам коробке из-под бананов – и сам пристроился рядом на брезентовом рыбацком стульчике. Сидел, надвинув на лицо колхозный брезентовый же плащ с капюшоном и вроде даже и не смотрел в сторону мальчика.

– Не, спасибо, – мотнул головой Колька и шагнул было дальше, но торговец предложил снова:

– Да ты подойди, посмотри. У меня интересные вещи есть.

Колька знал эти "интересные вещи" – ещё советские значки, старые видеокассеты, собачьи цепи, разные там дверные петли и гвоздики в спичечных коробках… Хотя… встречались на таких вот банановых ящиках и правда удивительные вещи. То настоящая, не из рессоры сделанная, шашка с чёрным от времени темляком[2] на руку. То какая-нибудь аж дореволюционная книжка. То коллекция монет. То прозрачный портсигар с вырезанными картинками воздушного боя и надписью

МЫ НАД БЕРЛИНОМ!

Много ещё что можно было увидеть у таких торговцев. Но этот вёл себя странновато – не шутил, не пытался заглянуть в глаза, не расхваливал товар. Казалось, ему не очень даже интересно, подойдёт Колька или нет.

"Угу, – отметил осторожно тревожный внутренний голос, – подойдёшь, он прыснет в лицо какой-нибудь гадостью из баллончика, и очнёшься за этими ларьками… или там весной найдут, когда мусор вывозить будут… Это всё-таки мужик взрослый, а не трое дубов с сигаретами…" На самом деле На самом деле было странно – что он тут высиживает, на пустом-то рынке? И главное – сидит так, как будто у него тут встреча назначена или ещё раннее утро, а он первым пришёл и спешить некуда!

www.booklot.ru

Шпоры на кроссовках читать онлайн, Верещагин Олег Николаевич

Annotation

Купил однажды мальчик у странного торговца на полупустом рынке рыцарские шпоры…

Олег Николаевич Верещагин

Пролог:

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

Эпилог

Примечания

Олег Николаевич Верещагин

Шпоры на кроссовках

Учитель: – Дети, кто взял Бастилию?

Вовочка: (возмущённо) – Марь Иванна, я не брал!!!

Директор: (успокаивающе) – Ну что вы беспокоитесь, поиграют и вернут…

Из анекдота.

Пролог:

Странствующий рыцарь.

Кто сказал, что дважды два – четыре?!

Наглая ложь, как "я больше не буду!" первоклассника. Четыре – это "четыре", вполне самостоятельная и приятная для взгляда на мир оценка. А дважды два – это два раза по два и сколько не умножай, сколько не рассказывай родителям о математических правилах, заученных и тобой и ими ещё в первом классе – их отношение к произошедшему не изменится.

Своё собственное, впрочем, тоже. Если тебе тринадцать лет – недостойно обманывать себя разной отвлечённой фигнёй и сетовать на несправедливость учителей. Нужно мужественно стиснуть зубы, придти домой, выложить на стол дневник и принять неизбежное. Сурово и спокойно.

Хорошо, что родители вернутся только вечером. Но вечером-то что будет!!! Подумать страшно. Начнётся разбор полётов по полной программе. Непременно припомнят, что третья четверть – решающая (как и все остальные!) и начинать её так – недостойно сына интеллигентных родителей. Мда. Под вопросом окажется и пользование игровой приставкой, и дискотека в школе на 23 февраля, которое объявили наконец-то выходным днём. (И правильно, а то что выходило – 8 марта разные там двенадцатилетние соплюшки пищат о "женском дне", а День Защитников Отечества – фиг вам, мальчики, не доросли ещё!)

Нет, но он и правда не виноват! Первые "пары" с начала года! Другие по стольку в неделю таскают, а тут… Да и как он их схватил?! Недоразумение и печальное стечение обстоятельств! По алгебре его спрашивали на прошлом уроке – значит, просто по логике не могли спросить сегодня! Но откуда у взрослых логика, одни эмоции… И если бы ещё сказали, что он потратил время, отпущенное на домашнее задание, на разную ерунду, так ведь нет. Читал серьёзную книгу "Сто великих битв"! А уж география – вообще издевательство. Подавай училке объём воды, который реки Южной Америки в океан выносят. И высоту водопада Анхель. Лучше бы спросила, почему у водопада такое название – "Ангел" по-немецки. Он бы рассказал, как в 20-е годы теперь уже прошлого ХХ века немецкий лётчик Анхель, пролетая над джунглями, увидел воду, падающую с неба…

Здорово. Он прикрыл глаза и представил себя в кабине старинного самолёта. Внизу – зелёный ковёр джунглей, ветер свистит в ушах (кабины тогда были открытые). И вдруг – доннерветтер![1]

– Мальчик, смотри, куда идёшь.

Вздохнув, Колька Вешкин обиженно посмотрел вслед удаляющейся женщине в пальто с поднятым меховым воротником. Скучные люди – эти взрослые. Особенно – девчонки. Наверное, эта тётка и в двенадцать лет мечтала о таком вот пальто. И никогда не пыталась представить себе, как медленно рушатся вниз, в джунгли, белопенные каскады водопада с красивым названием Анхель. Даже обидно, что тот находится на континенте, за который Колька схватил сегодня "пару".

День был серый, совсем не зимний. С крыш капало, солнце на небе не просматривалось, снег пожух и покрылся чёрной сыпью. На дороге хлюпала всем известного цвета каша из песко-соляной смеси и растаявшего льда. А впереди просматривались ещё два с половиной месяца моральной пытки школой. Кольке захотелось сбросить рюкзак и попинать его ногами – просто так, для разрядки. Вместо этого он хмуро вздохнул, вжикнул молнией куртки, расстегнул её донизу и, сунув руки в карманы, зашагал по местами расчищенному тротуару домой.

С районного базарчика, который по выходным бодро шумел на площади Красногвардейцев, а в остальные дни – глухо бухтел, расползались неспешно последние торговцы. Давно разъехались на своих машинах с прицепами "зубрёнок" те, кто торгует вещами и бытовой химией. Укатили фургоны-"газели" торговцев электроникой и продуктами. Самыми стойкими оставались бабульки глубоко пенсионного возраста, сейчас и тащившие по раскисшему снегу свои поставленные на салазки детские коляски, набитые всякой ерундистикой. Для них базар – не столько средство добыть деньги (у многих из них пенсия больше, чем зарплата у колькиных родителей!), сколько место общения. Такой клуб – людей посмотреть, себя показать. Бабулек Колька не любил – они критически относились к молодёжи, подозревая её огульно в намерении бесплатно поживиться с лотков. Куда больше ему нравились небритые весёлые дедки, сшибающие на бутылку продажей разной механической и самоделковой мелочи, но эта публика по будням на базарчике почти не появлялась…

Через рынок идти было короче – вдоль основного ряда, направо, потом – в калитку, которая выводит к задней стенке магазина, а там – обогнуть этот магазин и окажешься прямо во дворе девятиэтажки. Колька так и сделал – свернул.

На пустых прилавках и между ними лежали клочки бумаги, яркие обёртки, полиэтиленовая плёнка. У дальнего конца ряда ещё переминались с ноги на ногу полдюжины продавщиц сигарет и прочих спичек с зажигалками, курили два дворника – перед тем, как приняться за уборку. Сразу за поворотом занимались тем же самым трое пацанов постарше Кольки – они было уставились на мальчишку с нехорошим интересом, но Колька хладнокровно прошёл между ними и не попытался оглянуться, когда сзади закашлялись и мокро чавкнул снег. На таких по пояс резиновых решительное поведение действует безотказно. Конечно, всегда существует опасность, но сворачивать из-за этого с выбранных путей… да ни финты подобного!

Несмотря на мятущуюся по поводу двоек душу, Николай Вешкин был весьма решительным молодым человеком.

Казалось, между двумя рядами навесов уже наступил вечер, хотя до сумерек оставалось ещё часа два, а до настоящего вечера – и того больше. Колька покатил перед собой банку "туборга" и совсем некстати подумал, что страшно соскучился по футболу. Скорей бы уж сошёл снег из дворовой "коробки" и подсохла земля… А то зима – это какой-то мёртвый сезон. Особенно такая, когда даже на коньках не покатаешься. То ли зима, то ли уже весна наступила – и не поверишь, что неделю назад морозы были под тридцать!

Как всегда – не вовремя. Нафик они на каникулах-то?!

– Пацан, может, купишь чего?

Колька так убедил себя, что кругом пусто – даже вздрогнул от этого сов-сем близко раздавшегося голоса и повернулся в его сторону.

Припозднившийся торговец оказался без претензий – как раз из тех самых мужиков, про которых думал Колька, сворачивая на рынок. Он разместил свой товар прямо на земле – на разорванной по швам коробке из-под бананов – и сам пристроился рядом на брезентовом рыбацком стульчике. Сидел, надвинув на лицо колхозный брезентовый же плащ с капюшоном и вроде даже и не смотрел в сторону мальчика.

– Не, спасибо, – мотнул головой Колька и шагнул было дальше, но торговец предложил снова:

– Да ты подойди, посмотри. У меня интересные вещи есть.

Колька знал эти "интересные вещи" – ещё советские значки, старые видеокассеты, собачьи цепи, разные там дверные петли и гвоздики в спичечных коробках… Хотя… встречались на таких вот банановых ящиках и правда удивительные вещи. То настоящая, не из рессоры сделанная, шашка с чёрным от времени темляком[2] на руку. То какая-нибудь аж дореволюционная книжка. То коллекция монет. То прозрачный портсигар с вырезанными картинками воздушного боя и надписью

МЫ НАД БЕРЛИНОМ!

Много ещё что можно было увидеть у таких торговцев. Но этот вёл себя странновато – не шутил, не пытался заглянуть в глаза, не расхваливал товар. Казалось, ему не очень даже интересно, подойдёт Колька или нет.

"Угу, – отметил осторожно тревожный внутренний голос, – подойдёшь, он прыснет в лицо какой-нибудь гадостью из баллончика, и очнёшься за этими ларьками… или там весной найдут, когда мусор вывозить будут… Это всё-таки мужик взрослый, а не трое дубов с сигаретами…" На самом деле На самом деле было странно – что он тут высиживает, на пустом-то рынке? И главное – сидит так, как будто у него тут встреча назначена или ещё раннее утро, а он первым пришёл и спешить некуда!

Но, помедлив, Колька всё-таки подошёл. Просто из любопытства, а ещё потому, что домой идти было стрёмно. Брезентовый дядя не пошевелился даже и больше никак свой товар не рекламировал. Его вроде бы вполне удовлетворил сам факт появления клиента.

На серо-коричневой картонке лежали несколько колец – вроде бы правда золотых, даже с камешками. Ещё – отполированное блюдце, овальное, в завитушках по краям. Распятие – деревянное, потрескавшееся…

– А это что за салатница? – поинтересовался Колька, указывая на блюдце.

Мужик невесть как углядел из-под капюшона этот жест и объяснил популярно:

– Зеркало. Аттика, четвёртый век до нашей эры, полированное серебро.

– А это, – Колька потрогал жутковатую африканскую маску со стёршимися полосами раскраски, – вроде от настоящего колдуна? Четвёртый век нашей эры?

– Шестой, – равнодушно поправил мужик, по-прежнему не делая ни единого движения. – Верхнее Конго.

"Нижние Пупки, – насмешливо подумал Колька, рассматривая остальные "экспонаты", – бред у тебя, дядя. Беляк настиг и долбает… Такое сдают в антикварный за куски в баксах, а не с лотка на пустом базаре толкают."

– А чего это у вас два распятия? – ткнул Колька во второе – металлическое, вытертое и какое-то обломанное св ...

knigogid.ru

Шпоры на кроссовках. Содержание - Олег Николаевич Верещагин Шпоры на кроссовках

Олег Николаевич Верещагин

Шпоры на кроссовках

Учитель: – Дети, кто взял Бастилию?

Вовочка: (возмущённо) – Марь Иванна, я не брал!!!

Директор: (успокаивающе) – Ну что вы беспокоитесь, поиграют и вернут…

Из анекдота.

Пролог:

Странствующий рыцарь.

Кто сказал, что дважды два – четыре?!

Наглая ложь, как "я больше не буду!" первоклассника. Четыре – это "четыре", вполне самостоятельная и приятная для взгляда на мир оценка. А дважды два – это два раза по два и сколько не умножай, сколько не рассказывай родителям о математических правилах, заученных и тобой и ими ещё в первом классе – их отношение к произошедшему не изменится.

Своё собственное, впрочем, тоже. Если тебе тринадцать лет – недостойно обманывать себя разной отвлечённой фигнёй и сетовать на несправедливость учителей. Нужно мужественно стиснуть зубы, придти домой, выложить на стол дневник и принять неизбежное. Сурово и спокойно.

Хорошо, что родители вернутся только вечером. Но вечером-то что будет!!! Подумать страшно. Начнётся разбор полётов по полной программе. Непременно припомнят, что третья четверть – решающая (как и все остальные!) и начинать её так – недостойно сына интеллигентных родителей. Мда. Под вопросом окажется и пользование игровой приставкой, и дискотека в школе на 23 февраля, которое объявили наконец-то выходным днём. (И правильно, а то что выходило – 8 марта разные там двенадцатилетние соплюшки пищат о "женском дне", а День Защитников Отечества – фиг вам, мальчики, не доросли ещё!)

Нет, но он и правда не виноват! Первые "пары" с начала года! Другие по стольку в неделю таскают, а тут… Да и как он их схватил?! Недоразумение и печальное стечение обстоятельств! По алгебре его спрашивали на прошлом уроке – значит, просто по логике не могли спросить сегодня! Но откуда у взрослых логика, одни эмоции… И если бы ещё сказали, что он потратил время, отпущенное на домашнее задание, на разную ерунду, так ведь нет. Читал серьёзную книгу "Сто великих битв"! А уж география – вообще издевательство. Подавай училке объём воды, который реки Южной Америки в океан выносят. И высоту водопада Анхель. Лучше бы спросила, почему у водопада такое название – "Ангел" по-немецки. Он бы рассказал, как в 20-е годы теперь уже прошлого ХХ века немецкий лётчик Анхель, пролетая над джунглями, увидел воду, падающую с неба…

Здорово. Он прикрыл глаза и представил себя в кабине старинного самолёта. Внизу – зелёный ковёр джунглей, ветер свистит в ушах (кабины тогда были открытые). И вдруг – доннерветтер![1]

– Мальчик, смотри, куда идёшь.

Вздохнув, Колька Вешкин обиженно посмотрел вслед удаляющейся женщине в пальто с поднятым меховым воротником. Скучные люди – эти взрослые. Особенно – девчонки. Наверное, эта тётка и в двенадцать лет мечтала о таком вот пальто. И никогда не пыталась представить себе, как медленно рушатся вниз, в джунгли, белопенные каскады водопада с красивым названием Анхель. Даже обидно, что тот находится на континенте, за который Колька схватил сегодня "пару".

День был серый, совсем не зимний. С крыш капало, солнце на небе не просматривалось, снег пожух и покрылся чёрной сыпью. На дороге хлюпала всем известного цвета каша из песко-соляной смеси и растаявшего льда. А впереди просматривались ещё два с половиной месяца моральной пытки школой. Кольке захотелось сбросить рюкзак и попинать его ногами – просто так, для разрядки. Вместо этого он хмуро вздохнул, вжикнул молнией куртки, расстегнул её донизу и, сунув руки в карманы, зашагал по местами расчищенному тротуару домой.

С районного базарчика, который по выходным бодро шумел на площади Красногвардейцев, а в остальные дни – глухо бухтел, расползались неспешно последние торговцы. Давно разъехались на своих машинах с прицепами "зубрёнок" те, кто торгует вещами и бытовой химией. Укатили фургоны-"газели" торговцев электроникой и продуктами. Самыми стойкими оставались бабульки глубоко пенсионного возраста, сейчас и тащившие по раскисшему снегу свои поставленные на салазки детские коляски, набитые всякой ерундистикой. Для них базар – не столько средство добыть деньги (у многих из них пенсия больше, чем зарплата у колькиных родителей!), сколько место общения. Такой клуб – людей посмотреть, себя показать. Бабулек Колька не любил – они критически относились к молодёжи, подозревая её огульно в намерении бесплатно поживиться с лотков. Куда больше ему нравились небритые весёлые дедки, сшибающие на бутылку продажей разной механической и самоделковой мелочи, но эта публика по будням на базарчике почти не появлялась…

Через рынок идти было короче – вдоль основного ряда, направо, потом – в калитку, которая выводит к задней стенке магазина, а там – обогнуть этот магазин и окажешься прямо во дворе девятиэтажки. Колька так и сделал – свернул.

На пустых прилавках и между ними лежали клочки бумаги, яркие обёртки, полиэтиленовая плёнка. У дальнего конца ряда ещё переминались с ноги на ногу полдюжины продавщиц сигарет и прочих спичек с зажигалками, курили два дворника – перед тем, как приняться за уборку. Сразу за поворотом занимались тем же самым трое пацанов постарше Кольки – они было уставились на мальчишку с нехорошим интересом, но Колька хладнокровно прошёл между ними и не попытался оглянуться, когда сзади закашлялись и мокро чавкнул снег. На таких по пояс резиновых решительное поведение действует безотказно. Конечно, всегда существует опасность, но сворачивать из-за этого с выбранных путей… да ни финты подобного!

Несмотря на мятущуюся по поводу двоек душу, Николай Вешкин был весьма решительным молодым человеком.

Казалось, между двумя рядами навесов уже наступил вечер, хотя до сумерек оставалось ещё часа два, а до настоящего вечера – и того больше. Колька покатил перед собой банку "туборга" и совсем некстати подумал, что страшно соскучился по футболу. Скорей бы уж сошёл снег из дворовой "коробки" и подсохла земля… А то зима – это какой-то мёртвый сезон. Особенно такая, когда даже на коньках не покатаешься. То ли зима, то ли уже весна наступила – и не поверишь, что неделю назад морозы были под тридцать!

Как всегда – не вовремя. Нафик они на каникулах-то?!

– Пацан, может, купишь чего?

Колька так убедил себя, что кругом пусто – даже вздрогнул от этого сов-сем близко раздавшегося голоса и повернулся в его сторону.

Припозднившийся торговец оказался без претензий – как раз из тех самых мужиков, про которых думал Колька, сворачивая на рынок. Он разместил свой товар прямо на земле – на разорванной по швам коробке из-под бананов – и сам пристроился рядом на брезентовом рыбацком стульчике. Сидел, надвинув на лицо колхозный брезентовый же плащ с капюшоном и вроде даже и не смотрел в сторону мальчика.

– Не, спасибо, – мотнул головой Колька и шагнул было дальше, но торговец предложил снова:

– Да ты подойди, посмотри. У меня интересные вещи есть.

Колька знал эти "интересные вещи" – ещё советские значки, старые видеокассеты, собачьи цепи, разные там дверные петли и гвоздики в спичечных коробках… Хотя… встречались на таких вот банановых ящиках и правда удивительные вещи. То настоящая, не из рессоры сделанная, шашка с чёрным от времени темляком[2] на руку. То какая-нибудь аж дореволюционная книжка. То коллекция монет. То прозрачный портсигар с вырезанными картинками воздушного боя и надписью

МЫ НАД БЕРЛИНОМ!

Много ещё что можно было увидеть у таких торговцев. Но этот вёл себя странновато – не шутил, не пытался заглянуть в глаза, не расхваливал товар. Казалось, ему не очень даже интересно, подойдёт Колька или нет.

"Угу, – отметил осторожно тревожный внутренний голос, – подойдёшь, он прыснет в лицо какой-нибудь гадостью из баллончика, и очнёшься за этими ларьками… или там весной найдут, когда мусор вывозить будут… Это всё-таки мужик взрослый, а не трое дубов с сигаретами…" На самом деле На самом деле было странно – что он тут высиживает, на пустом-то рынке? И главное – сидит так, как будто у него тут встреча назначена или ещё раннее утро, а он первым пришёл и спешить некуда!

www.booklot.ru

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках аудиокнига слушать онлайн :: bookmp3.ru

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках08:01:12

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-01

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-02

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-03

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-04

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-05

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-06

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-07

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-08

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 01-09

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 02-01

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 02-02

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 02-03

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 02-04

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 02-05

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 02-06

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 02-07

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 03-01

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 03-02

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 03-03

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 03-04

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 03-05

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 04-01

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 04-02

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 04-03

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 05-01

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 05-02

Верещагин Олег - Шпоры на кроссовках 05-03

bookmp3.ru

Читать "Шпоры на кроссовках", Страница 61

Колька смутился. Глупо махнул рукой, протянув: "Да ла-ана…" – и соскочил с коня. Обнаружилось, что у него слева над коленом джинсы распороты и присохли к довольно глубокой ране. Рану тупо замозжило. Еще не столь давно Колька, как умирающий лебедь, и ступить не смог бы на "покалеченную" ногу. Сейчас – плевать…

– Надо спешить, – забеспокоился Филипп, но Антонин, сведя брови, удержал спартанца:

– Постой… Николай, ты уходишь?

– Теперь можно, – вздохнул Колька. – Бывайте здоровы и ничему не удивляйтесь.

– Не забывай, – Антонин поднял ладонь. – Не забывай нас, друг!

– Хотел бы – не забуду, – вздохнул Колька. И сдвинув пятки, подумав о зеркале – интересно, какое оно?

1.

Стоя среди деревьев, Колька недоуменно моргал. Он мог бы поклясться, что никуда не переносился! Нет, конечно место было немного иное, и Антонин с Филиппом остались где-то во времени. Но так же зеленел лес на склоне холма, таким же обжигающим было утреннее солнце, так же прозрачно смотрелись и приятные запахи приносил легкий ветерок.

Тоже Греция, только в другом времени? А что, вполне может быть. Правда, до этого шпоры не повторялись, но тут никаких выводов сделать нельзя. Интересно даже, в какую новую историю втравил его Кащей. Может, появится и объяснит?

Как следовало ожидать, Кащей появился почти тут же, словно ждал. Колька снизошел до разговора первым – он вообще слегка подзабыл, что перед ним крупномасштабный злодей и даже позволял себе иронизировать:

– А-а, здравствуйте, здравствуйте, доброе утро! Собираетесь снова меня отговаривать? Не поздновато ли? Шестой день едва глазки продрал, а три вещи из пяти уже у меня…

– Николай, – суховато прервал мальчишку злодей, – ведите себя повежливей, я все-таки старше вас.

– Извините, – раскланялся Колька, вспомнив, как это делали рыцари в средневековой Шотландии. – Но уж тогда отыскали бы себе Бабу-Ягу, что ли! Нет вас кинуло на подростков женского пола! Что, молчите?! Вот идите к себе в замок и ждите. Я скоро буду.

– Николай, – спокойно ответил Кащей, – смею напомнить, что ваш поиск еще далеко не закончен. Да и когда – если – вы его закончите, это вовсе не будет означать вашей победы. Скорее наоборот – меня перестанут связывать обычаи, и вам придется иметь дело со мной лично. Уверяю вас, это весьма неприятно… – Кащей начал было таять, но словно передумал, сгустился вновь и добавил: – И еще, Николай. Неужели вы думаете, что станете ПЕРВЫМ, кому удастся собрать ВСЕ вещи? Отнюдь… Были и до вас. Но я – вот он. А они – в моем саду… Так я позже к вам зайду, а вы все-таки подумайте.

Колька не нашел ничего лучше, как уже закричать в пустоту "сам дурак!" и усесться со спущенными штанами – обследовать рану, которая снова дала о себе знать. Колька послюнил палец и, морщась, стер подсохшую кровь. Порез снова закровенил, и Колька с остервенением прилепил к нему сорванный тут же лист подорожника, после чего осторожно натянул джинсы и улегся на траву – подумать.

Думать мешал голод. При таком активном образе жизни есть надо много и сытно. А он в последний раз жевал полсуток назад – мелочь разную. А плотно ел вовсе в Шотландии. Но размышления о происходящем с ним все-таки отвлекло мальчишку от мыслей о еде.

Пока что ему везет. То ли "по жизни", то ли по какому-то волшебному закону, да это и не важно. Зато здорово интересно. Страшно, опасно и… интересно, с удивлением осмыслил это до конца Колька. Правда интересно! Ощущаешь, что делаешь какие-то важные дела, а не просто ходулями по существованию перепрыгиваешь. Во-первых, конечная цель – помочь красивой девчонке. Благородная цель, настоящая рыцарская. Да и потом – скольким он уже помог! Алесю и партизанам. Алесдейру. Антонину, и даже целому городу! Вот интересно: а в этом времени, что получится сделать?

Наверное, вдруг подумал Колька, закидывая руки под голову, так было с настоящими странствующими рыцарями. Они отправлялись в поход ради дамы, совершали подвиги, убивали людоедов, великанов, брали крепости, ехали по пескам и лесам, страдали от голода и жажды – и постепенно забывали, что, собственно, делают в своем походе? Дама превращалась в символ, а целью становилось само путешествие, приключения и подвиги. Потом рыцарь возвращался – и вдруг понимал, что вырос в походах и перерос свою даму, не вылезавшую из замка…

bukabooks.com


Смотрите также