Читать онлайн "Кроссовки для Золушки" - RuLit - Страница 1. Золушка кроссовки


Кроссовки для Золушки — PoetovNet

Варька только что вернулась из Москвы, где они с мамой гостили у тети Нади. Не успела разобрать вещи, как тут же понеслась на улицу – делиться впечатлениями. Тем более, что во дворе давно поджидала Маруся.  Подружки вскарабкались на вершину детской металлической горки, которая сделалась довольно горячей от яркого солнца.

-Давай,  рассказывай, как съездила! – Марусе не терпелось услышать про приключения подруги.

Но Варька, как нарочно, отвлекалась на посторонние темы.

- Да уж… С такой вот горочки попробуй-ка скатись! Потом сто лет сидеть не сможешь!

- Почему?!

- Горка-то – плита! Как сядешь – так и…

Варька расхохоталась.

- Да ну! Расскажи про Москву!

- Москва, Маруся, столица нашей Родины!

- Это я знаю!

- Что, что ты там видела?!

- Деревья и леса!

- В смысле?

- Ну, когда в поезде ночью ехала. Поезд, знаешь, такой: тыдыщ-тыдыщ, тыдыщ-тыдыщ – всю дорогу песню настукивал. А я такая на верхнюю полку забралась и в окно смотрю. А там все леса, леса… Козы, да лошади еще попадались. Днем ничего – интересно смотреть, а вот ночью…

- А что? Что ночью?

- Деревья превращались в чудовищ!

- Да ну?

- Честное слово! Я, значит, еду, в окошко поглядываю, поезд тыдыщ-тыдыщ, а за стеклом в темноте – злобные чудовища! Так и тянут свои руки!

- Ты же трусиха?! Заныла поди?

- Нет! Мы мчались быстрее их! Я им язык показывала…

Маруся никогда не ездила в поезде. Только в электричке. Там, конечно, было не так интересно. Ни чудовищ, ни высоких полок… Ничего…

- Подумаешь… - фыркнула она на подругу. – Мы вот на море поедем в следующем году. Я тоже буду сверху за чудовищами наблюдать!

- Ну, в следующем году это долго! До него еще дожить надо!

- Почему это?

- Не знаю! Так бабушка говорит!

- Ну и доживу!

Маруся наклонилась, чтобы поправить белые сандалии.

- А мне зато новые сандалии купили! Бе-бе-бе! Беленькие! Лакированные! Вот, посмотри!

Девочка так взмахнула ногой, что едва не угодила подруге по носу.

- Тише ты! Размахалась! Какая важность – сандалии… Вот мне что купили… Закачаешься!

- Что?!

- А вот не скажу! Еще завидовать начнешь!

- Не начну!

- А вот и начнешь! Знаю я тебя!

- Ну и не говори!

Маруся резко встала.

- Ты куда?

- Домой пошла!

- Ладно! Не обижайся! Я тебе подарочек привезла! На вот – держи!

Варька вынула из кармана небольшой блокнотик с изображением Кремля.

- Будешь тут записывать свои мысли, когда писать научишься!

- Вот в этом году в школу пойду и научусь!

Маруся вновь присела на ограждение горки и принялась рассматривать блокнотик.

- Варька, а ты прям Кремль видела?

- Ну видела!

- Красивый?

- Да так себе! Чудовища в поезде – интереснее!

- А что еще видела?

- В каком-то музее была, а еще красивый храм смотрела, а еще там есть такое место, где мертвый Ленин лежит, но мы туда не ходили…

- Да, да! Я знаю! – обрадовалась Маруся. – Мне папа про такого рассказывал.

- Но это все не самое главное, понимаешь?!

- Понимаю! А что? Что, главное?

- Кроссовки мне, Маруська, купили… Красивущие! Что там твои сандалии…

- Кроссовки? – Маруся поджала губу. – Что лучше моих блестящих розовых?

- Ха! Насмешила! Конечно! У меня такие клевые! Беленькие, а там зеленый рисунок по бокам. Они очень дорогие! К тому же были последние!

- Как?

- А вот так! Мы взяли последнюю пару! И, вообще, продавец сказала, что это… как его… эксклюзив. Во! В нашем городе таких точно не купишь!

- Да?

Маруся расстроилась. Она считала, что ее кроссовки самые лучшие. А теперь выходило по-другому.

- Это надо еще посмотреть на твои кроссовки. Белые, с зеленым рисунком. Вот у меня розовые с блестками – это да!

- Ты ничего не понимаешь в московской моде! Вот покажу тебе их – от зависти треснешь!

- Не тресну! И не надо мне ничего показывать!

Маруся соскочила и, забыв, что горка нагрелась, съехала вниз. Уже хотела была взвизгнуть, но, вспомнив, что Варька наблюдает за ней сверху, сделала независимое лицо.

- Что? Попу обожгла?

- Ерунда! Все нормально!

- Пойдем – кроссовки покажу!

- Не хочу! Мне домой пора.

Маруся убежала, а Варька побрела домой любоваться обновкой.

- Что-то ты быстро вернулась? – удивилась мама.

- Я рассказала Марусе про кроссовки, а она обиделась! Завидует!

- Вообще-то хвастаться нехорошо!

- А я и не хвасталась! Я просто поделилась своим счастьем!

Варька забежала в комнату. Достала кроссовки из коробки и принялась из разглядывать. Вертела в руках мягкие белы шнурки, рассматривала рисунок, гладила подошву и даже нюхала новую обувь. Ей казалось, то нет ничего прекраснее запаха этих замечательных кроссовок. 

 

***

 

Вечером Варькина мама засобиралась в гости к тете Марине.

- Возьми и меня с собой! – взмолилась девочка.

- Ну пошли…

- Только можно, я надену новые кроссовки?!

- Может, до школы побережем? Да и на улице жарко?

- Нет-нет! Ну, пожалуйста! Солнце уже не так светит.

Мама уступила. И Варька надела новые кроссовки. Ей казалось, что в ее жизни наступил самый главный момент. Что толку хранить красивую обувь в коробке в шкафу, ее непременно надо выносить – в люди! Пусть полюбуется и тетя Марина, и ее дочка Катюшка… Они будут говорить: «Ой, какие чудесные у тебя кроссовочки!» А Варька будет улыбаться…

Вышли из дома. Не успели дойти до остановки, как Варька почувствовала сильную боль в ноге. Кроссовки жали… Девочка изо всех сил поджимала пальца под себя, надеясь таким образом укоротить ногу, но, увы, ничего не получалось. Каждый шаг давался с большим трудом. В общем, скрывать проблему стало невозможно.

- Что случилось? Почему ты хромаешь? – живо начала интересоваться мама.

- Да ничего! Я просто так… - попыталась отмахнуться Варька.

- Я же вижу! Что? Жмут?

- Нет… Я просто…

- Что ты просто? Жмут, да?

- Да… - неуверенно ответила Варька.

- Да как же так! Как ты мерила!

И тут Варька заревела на всю улицу.

- Они не жали…

- А сейчас вдруг зажали, да?!

- Да!

- Не ври! Они тебе сразу были малы!

- Просто они такие красивые … Если бы я сказала, что маленькие, ты бы не купила!

- Конечно, бы не купила!

- А они последние-е, – не унималась рыдала Варька. – Я тогда, в магазине, пальцы поджала, думала смогу ходить так…

- Ну и что? Смогла?!

- Не-е-е-т!

- Хватит слезы лить! Живо домой!

Разумеется, Варька получила нагоняй, правда, несильный, потом переодела обувь и все равно отправилась в гости. А кроссовки мама прихватила с собой. Сказала, что будет искать для них Золушку.

Золушка отыскалась в этот же вечер. Ей оказалась Катюша – дочка той самой тети Марины. Та тут же купила эти кроссовки. Мама облегченно вздохнула. А вот для Варьки это стало настоящей трагедией.

- Ну зачем ты их продала? – ныла по дороге домой девочка.

- А что нужно было на елку повесить?

- Ты не понимаешь! Они же единственные!

- Ну, уж не единственные. Найдутся и другие.

- Это все потому что, мне уже семь лет…

- Ладно, не ной! Лучше радуйся, что все закончилось именно так. Тебе купим новые.

Но новые Варька никак не хотела.

- А я же Марусе про эти сказала!

- Впредь тебе наука – хвастаться не будешь!

- Я не хвасталась!

- Перестань зубатиться! Все – разговор окончен!

Варька знала, что если мама так говорит – спорить бесполезно. Да какой толк, кроссовок-то уже нет.

- Сейчас, небось, Катюша бегает счастливая по комнате. В новых кроссовках…

Но мама уже не слушала…

 

***

Прошло несколько дней. Шел дождь. Варька сидела дома. Пришла Маруся.

- Были в саду, поэтому и не появлялась! – объяснила она с порога. – А теперь я тут – давай, показывай свои кроссовки.

Варька сморщилась. В носу защекотало. В горле запрыгал комок.

- Ты чего?

- Нет у меня больше тех кроссовок!

- Как нет?! Неужели украли? А кто?

- Не украли! Теперь они у Золушки!

- У какой еще Золушки?

И Варька рассказала Марусе всю эту прескверную историю.

- Да уж… - промолвила Маруся.

- Тебе, наверное, смешно?

- Ни капельки! Знаешь, я бы на твоем месте поступила также!

- Позволила продать кроссовки!

- Это-то нет! Я бы их лучше порвала, чем продала! Я имею в виду, я бы тоже поджала пальцы и обманула маму…

- Значит ты меня понимаешь?..

- Конечно! Мы же лучшие подруги!

Настроение у Варьки поднялось.

- Ты извини, что я хвасталась перед тобой. И Москвой, и чудовищами, и этими кроссовками…

- Да ладно, я же на самом деле завидовала… Правда, немножко…

- Тогда, что? Мирись-мирись? – Варька протянула Марусе мизинец.

- И больше не дерись! И, вообще, пусть Катюша ходит в этих кроссовках. Зато мы пойдем в этом году в школу,  а она – нет!

- Потому что – Золушка!

Девочки захихикали. Варька вновь почувствовала себя счастливой.

***

Вскоре Варьке купили новые кроссовки, на этот раз они пришлись впору. Так что кроссовки для Золушки перестали быть самыми красивыми.

poetov.net

Кроссовки для Золушки читать онлайн

Татьяна Рябинина

Кроссовки для Золушки

Все началось достаточно банально. Я шлепала с дачи на станцию под проливным дождем и вдруг поняла, что левая нога насквозь промокла. Мало того, вода в кроссовке хлюпала, квакала и даже пищала. Сев в электричку, я забилась в уголок и сняла кроссовку. Отжала отвратительно мокрый и грязный носок и принялась изучать оскандалившуюся обувку.

Этого и следовало ожидать. Литая подошва лопнула во всю ширину. Конечно, по сухой погоде она могла бы служить еще долго, тем более, верх был еще вполне приличным, но вот беда, лето обещали холодное и дождливое. Ездить на дачу в резиновых ботах – думаю, это мне еще не по возрасту. Оставалось только разориться на новые кроссовки.

На этой неделе мне сказочно повезло, поскольку выпало вместо одного сразу три выходных дня подряд. Несмотря на филологическое образование, работаю я администратором в частной клинике.

Вышло это, можно сказать, случайно. После окончания университета я долго мыкалась в поисках работы, сменила несколько унылых и бесперспективных мест и очутилась в конце концов совсем на мели. И тут один папин знакомый врач, которому я принесла на досмотр забастовавший желудок, заодно предложил мне пост технического секретаря в своей только что открывшейся частной клинике. Было это шесть лет назад, помещались мы тогда в четырех комнатах бывшей коммуналки на первом этаже, но зато на Невском проспекте. В мои обязанности входило отвечать на телефонные звонки, записывать пациентов на прием и скирдовать поступающую наличность. Со временем дела наши пошли в гору, мы переехали в новое здание, прикупили дорогое оборудование и подняли цены на порядок. Теперь на общее обследование ценой в мою зарплату к нам записываются за месяц, а моя должность гордо именуется старший администратор.

Так вот, на этой неделе мой личный выходной (я работаю через день) оказался между ежемесячным санитарным днем и общим выходным. Мне предстояло сделать продуктовые закупки и провести уикенд в кругу любящих родственников на «фазенде» в Лемболово.

На выходные на дачу съезжается все наше обширное семейство. К моим родителям, бабушке с дедушкой, двум двоюродным племянникам, а также двум кошкам и собаке прибавляются еще тетушка с мужем и их сын с женой. Каждый квадратный сантиметр нашего домика-скворечника катастрофически перенаселен, спальных мест не хватает. Уже который год встает вопрос о перестройке дома или хотя бы пристройке еще одной веранды, но воз и ныне там. Тесно было уже во времена нашего с Генкой детства, но еще терпимо. Надеялись, что мы с ним вырастем – и тогда…  Однако мой кузен возлагаемых на него надежд не оправдал – став взрослым, он не проявил к строительной проблеме ни малейшего интереса, зато женился и произвел на свет двоих отпрысков. Если я когда-нибудь все же выйду замуж, и мой муж окажется таким же ленивцем, на даче нам с ним придется жить в палатке.

По старой традиции, идущей от советских времен, провизия привозится из города. И хотя сейчас в радиусе километра появилось целых шесть магазинов, там закупаются разве что пельмени и мороженое. «Колбаса тут не такая, - морщатся мои родители, - а рыба аж на рубль дороже, чем в "Пятерочке"». Единственным транспортным средством в нашем семействе, а именно «Опелем» 96-го года выпуска, обладает Генка, но возложить на них с Маринкой обязанность закупки харчей провалилась, поскольку они оба – люди искусства, совершенно безбашенные и непрактичные. У них даже дети питаются готовой пиццей и лапшой из пакетиков, а сами они предпочитают общепит. Так что сей нелегкий труд выпал на долю мою и тети Веры. А сколько продуктов нужно одиннадцати человекам плюс трем животинам – страшно представить.

Итак, в пятницу утром я взяла сумки и направилась к метро – на продуктово-вещевой рынок, держа в голове первым пунктом: кроссовки!

Вообще-то моя зарплата вполне позволяет мне одеваться путь не в бутиках, но во вполне приличных магазинах, однако с некоторого времени я перестала придавать одежде преувеличенное значение и больше смотрю на практичность. От кроссовок требовалось всего-навсего: не развалиться в течение как минимум одного сезона, не натирать пятки и не пугать своим видом окружающих. Это должна была быть скромная рабочая скотинка за соответственно скромную цену.

Солнце припекало, босоножки безжалостно жали, я сделала по рынку уже три круга – и все с нулевым результатом. Недавно мне довелось прочитать, что, если верить последним обмерам населения, больше половины россиян не вписываются в стандарты, принятые нашей легкой промышленностью. Я тоже принадлежу к этим несчастным. При росте метр пятьдесят шесть вешу шестьдесят килограммов, что, правда, в моем возрасте – тридцать лет – вполне позволительно. Рельефы у меня… вполне рельефные и все подпадают под разные размеры одежды. Так что практически все мне приходится укорачивать, ушивать и вообще подгонять. Но это еще куда ни шло, гораздо хуже дела обстоят с обувью. Размер у меня Золушкин – тридцать четвертый, но даже среди детской обуви я ничего толком не могу выбрать, потому что от хохляцких предков мне досталась не нога, а лапа – широкая и толстопятая.

Перемерив не меньше двух десятков разнообразных кроссовок и даже кед (привет из школьной юности!), я совсем пала духом. Захотелось плюнуть, махнуть рукой, закупить продукты и ехать на дачу хоть в шлепанцах, хоть в лопнувших кроссовках. Но на посадку с запада уже пристраивалась лиловая туча, а даже самый крохотный дождь превращал двухкилометровый путь от станции в болото.

- Девушка, а девушка! – окликнул меня дребезжащий старческий тенорок.

Я обернулась и увидела притулившуюся в уголке, у самой ограды крохотную палатку с драным полосатым тентом, подвязанным бечевкой. Среди коробок совершенно потерялся продавец – не ожидаемая толстомясая молодуха с зычным голосом и даже не накачанный кавказский паренек, а хиленький дедушка, смахивающий на трухлявый мухомор. Сходства добавляла сетчатая бейсболка – красная с белой надписью на неизвестном языке.

- А вот обувочка у меня для вас имеется. Ножка-то у вас… нестандартная. И обувочка у меня тоже нестандартная, - журчал Мухомор, суетливо передвигая коробки. Я приостановилась. – Что изволите? Туфельки? Босоножечки?

- Кроссовки, - словно нехотя буркнула я. – Недорогие.

- Пожалуйста, - дедушка потянулся за стоящей на самой дальней полке коробкой. – Садитесь на табуреточку, примеряйте.

- У меня тридцать четвертый размер, - уточнила я, уверенная, что сейчас дед вздохнет горестно и разведет ручками.

- Да уж вижу, вижу, - вместо этого захихикал он. – И полнота изрядная. Вот, извольте. Триста рубликов.

- Сколько-сколько?! – поразилась я.

- Что, дорого? – огорчился Мухомор. – Ну тогда двести пятьдесят.

1

ruslib.net

золушка в кроссовках | Страна Мастеров



Поделиться:

привет,Страна! пошился новый костюмчик для Амельки.хочу представить его в этом блоге))) поехали!сразу извиняюсь за темноту фото(( фотою там где ярко,а в итоге...

приветы от Амельки.

костюм состоит из удлинённых шорт,футболки,ветровки и кроссовок.

на футболке есть котейка.

котейка на футболке поближе.

а ветровка сзади. обожаю её! на ней написан мой ник.)))

надпись поближе

вид спереди полностью

а это кроссовки вблизи(и да,я в курсе что они убогие)

вид без кофты спереди.

вид сбоку

вид сзади.

то самое чувство,когда хочешь быть привидением,а белой ткани практически нет.

вот и вся фотосессия. пока-пока!

очень надеюсь что вам понравилось, пишите комментарии.

ах да. кросовки- это не намотанный кусок ткани вокруг ноги.это полностью самоделка.(!!!)

stranamasterov.ru

Читать онлайн "Кроссовки для Золушки" - RuLit

Татьяна Рябинина

Кроссовки для Золушки

Все началось достаточно банально. Я шлепала с дачи на станцию под проливным дождем и вдруг поняла, что левая нога насквозь промокла. Мало того, вода в кроссовке хлюпала, квакала и даже пищала. Сев в электричку, я забилась в уголок и сняла кроссовку. Отжала отвратительно мокрый и грязный носок и принялась изучать оскандалившуюся обувку.

Этого и следовало ожидать. Литая подошва лопнула во всю ширину. Конечно, по сухой погоде она могла бы служить еще долго, тем более, верх был еще вполне приличным, но вот беда, лето обещали холодное и дождливое. Ездить на дачу в резиновых ботах – думаю, это мне еще не по возрасту. Оставалось только разориться на новые кроссовки.

На этой неделе мне сказочно повезло, поскольку выпало вместо одного сразу три выходных дня подряд. Несмотря на филологическое образование, работаю я администратором в частной клинике.

Вышло это, можно сказать, случайно. После окончания университета я долго мыкалась в поисках работы, сменила несколько унылых и бесперспективных мест и очутилась в конце концов совсем на мели. И тут один папин знакомый врач, которому я принесла на досмотр забастовавший желудок, заодно предложил мне пост технического секретаря в своей только что открывшейся частной клинике. Было это шесть лет назад, помещались мы тогда в четырех комнатах бывшей коммуналки на первом этаже, но зато на Невском проспекте. В мои обязанности входило отвечать на телефонные звонки, записывать пациентов на прием и скирдовать поступающую наличность. Со временем дела наши пошли в гору, мы переехали в новое здание, прикупили дорогое оборудование и подняли цены на порядок. Теперь на общее обследование ценой в мою зарплату к нам записываются за месяц, а моя должность гордо именуется старший администратор.

Так вот, на этой неделе мой личный выходной (я работаю через день) оказался между ежемесячным санитарным днем и общим выходным. Мне предстояло сделать продуктовые закупки и провести уикенд в кругу любящих родственников на «фазенде» в Лемболово.

На выходные на дачу съезжается все наше обширное семейство. К моим родителям, бабушке с дедушкой, двум двоюродным племянникам, а также двум кошкам и собаке прибавляются еще тетушка с мужем и их сын с женой. Каждый квадратный сантиметр нашего домика-скворечника катастрофически перенаселен, спальных мест не хватает. Уже который год встает вопрос о перестройке дома или хотя бы пристройке еще одной веранды, но воз и ныне там. Тесно было уже во времена нашего с Генкой детства, но еще терпимо. Надеялись, что мы с ним вырастем – и тогда…  Однако мой кузен возлагаемых на него надежд не оправдал – став взрослым, он не проявил к строительной проблеме ни малейшего интереса, зато женился и произвел на свет двоих отпрысков. Если я когда-нибудь все же выйду замуж, и мой муж окажется таким же ленивцем, на даче нам с ним придется жить в палатке.

По старой традиции, идущей от советских времен, провизия привозится из города. И хотя сейчас в радиусе километра появилось целых шесть магазинов, там закупаются разве что пельмени и мороженое. «Колбаса тут не такая, - морщатся мои родители, - а рыба аж на рубль дороже, чем в "Пятерочке"». Единственным транспортным средством в нашем семействе, а именно «Опелем» 96-го года выпуска, обладает Генка, но возложить на них с Маринкой обязанность закупки харчей провалилась, поскольку они оба – люди искусства, совершенно безбашенные и непрактичные. У них даже дети питаются готовой пиццей и лапшой из пакетиков, а сами они предпочитают общепит. Так что сей нелегкий труд выпал на долю мою и тети Веры. А сколько продуктов нужно одиннадцати человекам плюс трем животинам – страшно представить.

Итак, в пятницу утром я взяла сумки и направилась к метро – на продуктово-вещевой рынок, держа в голове первым пунктом: кроссовки!

Вообще-то моя зарплата вполне позволяет мне одеваться путь не в бутиках, но во вполне приличных магазинах, однако с некоторого времени я перестала придавать одежде преувеличенное значение и больше смотрю на практичность. От кроссовок требовалось всего-навсего: не развалиться в течение как минимум одного сезона, не натирать пятки и не пугать своим видом окружающих. Это должна была быть скромная рабочая скотинка за соответственно скромную цену.

Солнце припекало, босоножки безжалостно жали, я сделала по рынку уже три круга – и все с нулевым результатом. Недавно мне довелось прочитать, что, если верить последним обмерам населения, больше половины россиян не вписываются в стандарты, принятые нашей легкой промышленностью. Я тоже принадлежу к этим несчастным. При росте метр пятьдесят шесть вешу шестьдесят килограммов, что, правда, в моем возрасте – тридцать лет – вполне позволительно. Рельефы у меня… вполне рельефные и все подпадают под разные размеры одежды. Так что практически все мне приходится укорачивать, ушивать и вообще подгонять. Но это еще куда ни шло, гораздо хуже дела обстоят с обувью. Размер у меня Золушкин – тридцать четвертый, но даже среди детской обуви я ничего толком не могу выбрать, потому что от хохляцких предков мне досталась не нога, а лапа – широкая и толстопятая.

Перемерив не меньше двух десятков разнообразных кроссовок и даже кед (привет из школьной юности!), я совсем пала духом. Захотелось плюнуть, махнуть рукой, закупить продукты и ехать на дачу хоть в шлепанцах, хоть в лопнувших кроссовках. Но на посадку с запада уже пристраивалась лиловая туча, а даже самый крохотный дождь превращал двухкилометровый путь от станции в болото.

- Девушка, а девушка! – окликнул меня дребезжащий старческий тенорок.

Я обернулась и увидела притулившуюся в уголке, у самой ограды крохотную палатку с драным полосатым тентом, подвязанным бечевкой. Среди коробок совершенно потерялся продавец – не ожидаемая толстомясая молодуха с зычным голосом и даже не накачанный кавказский паренек, а хиленький дедушка, смахивающий на трухлявый мухомор. Сходства добавляла сетчатая бейсболка – красная с белой надписью на неизвестном языке.

- А вот обувочка у меня для вас имеется. Ножка-то у вас… нестандартная. И обувочка у меня тоже нестандартная, - журчал Мухомор, суетливо передвигая коробки. Я приостановилась. – Что изволите? Туфельки? Босоножечки?

- Кроссовки, - словно нехотя буркнула я. – Недорогие.

- Пожалуйста, - дедушка потянулся за стоящей на самой дальней полке коробкой. – Садитесь на табуреточку, примеряйте.

- У меня тридцать четвертый размер, - уточнила я, уверенная, что сейчас дед вздохнет горестно и разведет ручками.

- Да уж вижу, вижу, - вместо этого захихикал он. – И полнота изрядная. Вот, извольте. Триста рубликов.

- Сколько-сколько?! – поразилась я.

- Что, дорого? – огорчился Мухомор. – Ну тогда двести пятьдесят.

Ошалело хлопая глазами, я взяла кроссовки в руки. Выглядели они вполне пристойно. Белые, с голубыми полосочками, на шнурочках. Стандартный кожзаменитель, литая рифленая подошва. Конечно, назвать эту обувь «кроссовками» можно было с большой натяжкой, скорее, это было то, что на юге России именуют претенциозным словечком «ботасы». Нечто похожее Маринка недавно купила своей Люське, но стоили они, точно помню, восемьсот.

Повертев кроссовки так и эдак, я скинула босоножки, натянула дежурные носки и сунула ноги в белое нутро. И…

И обомлела. Потому что ничего подобного в жизни не испытывала не только при примерке обуви, но и вообще при ее носке. Очень отдаленно это можно было сравнить, как если бы я целый день, с утра до ночи, пробегала по жаре в новых узких туфлях на высоченном каблуке и вдруг влезла в мягчайшие разношенные домашние тапочки. Только еще лучше.

Видимо, удивление и восторг так явственно проступили на моей физиономии, что дедушка довольно потер ручки.

www.rulit.me


Смотрите также